Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Пасхальное настроение

Сапожник, как обычно, без сапог и посты о финской Пасхе крадет у друзей. Мы в деревне живем, у нас таких красивых витрин нет.

Оригинал взят у pamsik в Пасхальное настроение

Со Светлым Праздником Пасхи!

Наконец я могу сравнить православную русскую Пасху с лютеранской финской.
Конечно, сравнение моё будет довольно поверхностным, и не по сути, а по форме. Но всё равно интересно. Потому что, думаю, именно сейчас особенно видно какие же мы разные. И не в физической форме, а в душе…
Хочу рассказать о Финской Пасхе. Она у них – желтая…).
Главный цветок праздника – нарцисс. Главное угощение… шоколадное яйцо, купленное в магазине. Главный герой… желтый пасхальный цыпленок или зайчик…
Просто удивительно – ни финны ничего не пекут к этому празднику. Напрочь отсутствуют запахи и наличие куличей… Не красят они и ячки….
Collapse )

Великий и могучий, правдивый и свободный


Пару дней назад я хвасталась, что дала интервью на финском языке. А чтоб вы в полной мере осознали, что это - подвиг, я выкладываю эссе, написанное в свое время для сайта Инфо-Финляндия.ру. 

         Suomi on vaikea kieli, то есть финский язык – трудный. С этим утверждением согласится каждый, кто пытался выучить все 15 финских падежей и  больше сотни спряжений и личных форм глагола. Финны не просто жгут глаголом сердца – они склоняют глагол, как существительное! Прибавьте к этому чередование согласных, обилие суффиксов и загадочные послелоги, вместо простых и понятных русских предлогов, сложное для иностранца глагольное управление – и кажется, впору впасть в отчаяние.
         
        Но не спешите: в финском языке много утешительного для прилежного ученика. Слова как слышатся, так и пишутся и точно так же читаются – никаких непроизносимых букв тут нет. Ударение всегда падает на первый слог, и категория рода отсутствует вовсе, что вполне способно согреть душу сторонника равноправия. В финском языке несколько прошедших времен, зато напрочь отсутствует будущее время. Знатоки национального характера утверждают, что это оттого, что финны привыкли отвечать за сказанные слова, и если уж финн обещал, то сделает обязательно.
     
        Возникший за тысячелетия до нашей эры и лишь в 1540 году  получивший письменность, финский язык проявлял удивительное гостеприимство. Специалисты обнаруживают в нем германские, шведские и, конечно, российские следы:  сказалось близкое соседство и вековое совместное существование. Покупатель обнаружит в финском супермаркете упаковку  с надписью "smetana", и не усомнится в продукте внутри: сметана, она – и в Финляндии сметана. Штудируем словарь и обнаруживаем обкатанные финским языком русские корни:  ikkuna –  окно, siisti – чистый, lusikka – ложка и даже глагол tuumata, в котором, по некотором размышлении, обнаруживается русское "думать". Можете проверить себя и получить удовольствие: что значат финские слова: risti, viesti, piirakka, tuoli*? Многие слова и финский, и русский язык заимствовали из других  языков, и потому нам так знакомы pankki, то есть банк, patonki – батон, kioski.
     
       И все же особенности финской истории с географией привели к тому, что язык долгие века развивался изолированно от других языков. А собственных корней в нем немного. Именно этими причинами филологи объясняют тот хорошо известный иностранцам факт, что многие слова в финском языке образуются соединением двух других слов. Слова складываются друг с другом подобно паззлу и образуют новые значения, а попутно знакомят с образом мыслей и национальным характером финнов. Иные слова-паззлы  понять легко:  jääkaappi, то есть лед + шкаф – это холодильник,  korvarengas  (ухо+ кольцо) – серьга, а huopakynä (войлок + карандаш) – всякому ясно, что фломастер.

          Другие финские составные слова требуют некоторой доли фантазии: lentoemäntä, хозяйка полета это кто? Ага, понятно, стюардесса. Прибавив к глотке (kita)  потолок (laki), мы получаем kitalaki, потолок во рту, то есть нёбо,  время (aika), сложенное с доской (taulu), даст в итоге aikataulu, или расписание.
      Но иногда финский язык загадывает настоящие загадки и требует от нас недюжинного образного мышления. Вот, к примеру, poikamies, мальчик-мужчина – это кто? Подросток? Нет, оказывается, холостяк – то есть по виду мужчина, а обязанностей – как у мальчика. Поискав сумку (laukku) в животе (maha), мы обнаружим mahalaukku, по-русски, желудок , а сложив мать (äiti) с половинкой (puoli), получим полумаму или мачеху. А kamelikurki, верблюдо-журавль – что за птица? Оказывается, это страус. Satakieli, в переводе на русский, "стоязыкий", вас тоже поставит в тупик, но это не полиглот, а соловей.
      Разгадывать финские загадки слов – это настоящее удовольствие, или mielihyvä. Душа + добро,  или настроение + хорошее, если  слово на части разобрать.

А это иллюстрация к финскому правилу гармонии гласных:



Эти добрые люди стараются не сочетать в одном слове передние и задние гласные: иначе язык совсем в трубочку свернется.

* Крест, весть,  пирог, стул.

Страсти по маргарину

Опять датка нам в масть - о маргарине мы писали. "Книга совка" то ли будет, то ли нет, и если будет то не завтра, а главка о маргарине - вот вам на блюдечке.

           


               Если довериться языку (не тому, что во рту, а тому, который в словаре), в нашем рационе объявятся целых две жемчужины. Тем, кто по лишней образованности вспомнил  Клеопатру, выворотившую из уха и растворившую в уксусе жемчужину, побив тем самым рекорд дороговизны потребляемого продукта, советуем слезть со своих эмпиреев. Жемчуг с нашего стола плебейски прост и нищенски дешев, и язык, который во рту, не поворачивается назвать его деликатесом. Полиглоты давно все поняли, а остальным разъясняем: мы про перловку и маргарин, в переводе соответственно с латыни и греческого – если смотреть в корень, разумеется.

 

Collapse )

 

Зеленая Красная книга

Зеленая Красная книга



             "Характерная особенность нашей революции состоит в том, что она дала народу не только свободу, но и материальные блага, но и возможность зажиточной и культурной жизни". Простим автору огрехи стиля, видимые начинающему редактору, – народ прощал автору и не такое. Да и где было взять камикадзе, чтоб отредактировал, – корявые строчки о связи революции с севрюжиной выползли из-под пера большого ученого во всех без исключения областях И.В. Сталина. Белыми крупными буквами по коричневой странице до предисловия и даже заглавия. Но после богато накрытого стола на форзаце, будто бы одолженного на съемках "Ивана Васильевича". Но это из другого кино. Это "Кубанские казаки" на бумаге – "Книга о вкусной и здоровой пище".

 

Collapse )

 

Юбилейное. К 80-летию со дня рождения М.С. Горбачева

Обстоятельства времени
     
      Времена не выбирают, в них –  Кушнер прав – живут и умирают. Пошло плакать и пенять, да и выбрать-то, особливо в нашем отечестве, не из чего – "что ни век, то век железный". Свой железный выпал и Горбачеву.
          Ко времени, когда туго завернутый живой кулек лег в старую люльку, на Ставрополье уже вовсю свирепствовала коллективизация. Ставропольцы, как могли, сопротивлялись. Не впервой: красным и в гражданскую пришлось здесь нелегко. Казаки, верой и правдой служившие Романовым, по большей части не были безземельными. От какого добра было им искать добра в революцию? И какого еще всеобщего блага хотеть? Большая часть казаков примкнула к белым, и кровушкой Ставропольскую землю в Гражданскую войну полили – изобильно, не скупясь. Здесь брат шел на брата не в фигуральном – в житейском смысле. Но белых погнали, советскую власть установили, и пошла гулять губерния – продразверстка, голод, потом в НЭП передохнули чуток, и на тебе – опять большевики пришли,  в колхоз сгоняют. А если мы не хотим? А мы тогда вам две стрелковые дивизии в помощь милиции, чтобы хотели. Ишь чего! Тут вся страна уже наготове, индустриализация на марше, первая пятилетка летит на всех парах. Тысячи строителей Магнитки живут в промытых дождями и просушенных солнцем палатках, воспетых Борисом Ручьевым, другие тысячи укладывают Турксиб, прохладой встречает утро строителей Ростсельмаша, Сталинградского тракторного завода и других первенцев первой пятилетки. Уже наготове и кнут, и пряник. Кнут, как водится, внушительнее – положением об Исправительно-трудовых лагерях 1930 года особые лагеря и лагеря принудительных работ были преобразованы в единую систему ИТЛ ОГПУ, одновременно  расширен контингент лиц, подлежащих направлению в них для отбывания наказания. Но тощенький пряник тоже заготовили: соцсоревнование и грамоты с премиями за победу в нем. "Кудрявая, что ж ты не рада?", – изумлялась песня, призывая кудрявую не спать. А трудиться на благо социалистического отечества.
          7 ноября 1929 года в праздничном номере газеты "Правда" была опубликована статья Сталина "Год великого перелома". И как велел вождь и учитель, переламывать сельское хозяйство стали по-крупному.  Вроде как намерения были самые благие: превратить СССР в индустриальную державу. Коллективизацией пытались разом решить все задачи: набрать в деревне работников на стройки социализма и одновременно увеличить объем сельхозпродукции, чтобы кормить умноженный пролетариат и платить зерном за машины, которые пока еще не начали производить сами. Задумано с виду неплохо, но, видно, коллективизация, как коммунизм или сухой закон: идея хорошая, но не работает. Светлая, возможно, идея разбилась о неучтенную психологию голытьбы. Люмпен-крестьяне поняли коллективизацию, примерно как экспроприацию, и их умонастроения как нельзя лучше описывал лозунг  "Грабь награбленное!" А справные крестьяне – те, кого тогда назвали кулаками – ну, никак не хотели обобществлять нажитое с пьяницами, лодырями, неумехами или жертвами обстоятельств, вроде большой и безземельной семьи.  Определимся в терминах: кулаком, согласно постановлению Совнаркома, считали крестьянина, который использовал наемный труд и имел машины с двигателями. Короче говоря, если Петруша из песни мог прокатить на собственном тракторе – значит, кулак. Во всем цивилизованном мире людей такого рода называют фермерами и считают их кормильцами  государства.  И в "отсталой" – цитируем Сталина – "Рассее" 20% крестьянского населения, эти самые кулаки, производили половину товарного хлеба. Но сказано ликвидировать – значит, ликвидировать. Пусть даже вместе с товарным хлебом. И скотом, который кулаки безжалостно резали, чтобы не достался колхозникам. В результате сплошной коллективизации под присмотром милиции и войск в первую пятилетку вместо запланированного роста сельхозпроизводства в полтора раза получили падение примерно на 20%. Что означало – голод.
          Но голод будет позже, в 1933-ем, уже при жизни Горбачева. А у нас пока обстоятельства времени его рождения. А они таковы: при поддержке помянутых двух стрелковых дивизий девять десятых крестьян Северокавказского края в колхозы утрамбовали. Но тесто все норовило вылезти из опары – то тут, то там бунтовали, причем не везде только враги советской власти. В селе Николина Балка мятеж против коллективизации поднял бывший красный партизан Ключко. Бунтовали не на пустом месте – в первую же колхозную осень обнаружилось, что забирать зерно у колхозников гораздо сподручнее. Мятежи и бунты подавляли люто, хлеба отбирали все боле.